Накладные карманы политического костюма

Политика и мода связаны глубоко переплетенными корнями, уходящими в период неолита. Когда древние племена сходились на тропе войны, то первым сигналом к смертельной схватке был человеческий зуб висящей на бычьей жиле вокруг шеи вождя и яркое оперение явно животного происхождения. Если облачение вождя не включало частей тела жертвы, а, к примеру, состояло из лопухов и лыка, то было понятно, что племя склонно к толерантным решениям политических и территориальных вопросов.

За тысячелетия принцип первого посыла при встрече глав мирового сообщества не изменился – антураж из синтетических тканей лишь немного завуалировал внешнюю агрессивность. Незабвенная, сияющая ярой звездой в пантеоне славы мировой моды Жаклин Кеннеди – пример красивого альянса моды и политики. Находясь рядом с президентом великой державы, она четко дала понять, что у руля американской моды находится эстетика элегантности, воспетая в Европе, но созданная из местных материалов. Она вверила свой гардероб Олегу Кассини, американцу с русским именем, тем самым показав, что индустрия моды останется частью американского бюджета и закрутила маховик народного потребления на самые большие обороты.

То же самое и в это же время, но со знаком «минус» проделала Нина Хрущева – приняв облик дремучей, погрязшей в безысходной бедности провинциалки, жена Генерального секретаря ЦК КПСС послала мировому сообществу месседж: «Мы люди бедные, но гордые!». И государственной политикой стала всеобщая бедность советского народа. Такая политика давала возможность свести к минимуму финансирование легкой промышленности, а весь собираемый малолетними детьми хлопок пускать на оборонную промышленность. Мода на серые тона давала экономию на красителях, а отсутствие аксессуаров требовало всего два типоразмера оловянных пуговиц: мужские и женские. Единственный серьезный расход – резина для галош.

А вспомните прорыв Раисы Горбачевой! Она доказала, что любое плебейское личико достойно быть обрамленным в дорогущие поделки от Версачи и Шанель. И вслед за ней вся среднерусская равнина повезла свою трудовую копейку в бутики Милана, Парижа и Венеции. Индустрия российской моды была похоронена заживо под итальянскими каблучками жен российских предпринимателей, показавших миру что такое настоящий шопинг!

Самым неудачным альянсом политики и моды в современном мире можно считать образ королевы Великобритании Елизаветы II. Пытаясь показать свое одинаково ровное отношение ко всем и ко всему, не выказывая пристрастий к ни цвету, ни ко времени года, ни к стилю, ни к материалу и прочим факторам – королева стала государственным воплощением безвкусицы, к сожалению, олицетворяя целое королевство. Но это была, хоть и неудачная, но исключительно политическая акция.

Сегодня политика настолько тесно связана с модой, а именно с индустрией моды, что одежду первых лиц государства определяют на правительственном уровне. Например, нынешняя первая леди США Мишель Обама поддерживает американских дизайнеров, обслуживающих линии недорогих сетей магазинов. Кто-то из госдепартамента в свое время пролоббировал этот проект и миссис Обама по своему статусу должна его поддерживать, надевая предлагаемую ей одежду, уже вне зависимости от ее собственного вкуса.

Но иногда коса находит на камень! Это политик самого высокого ранга Хиллари Клинтон! Имея свое твердое мнение по всем вопросам, судя по всему, она не слушает ничьих советов и не чувствительна к эфемерным проблемам мира моды. Иначе откуда этот имидж существа непонятного пола? Такое же странноватое явление сегодня постигло и Германию – в виде Канцлера Ангелы Меркель. Впрочем, исключения лишь подтверждают правила.

Феноменом наших дней можно считать российскую феминистскую группу Pussy Riot, выступившую на амвоне Храма Христа Спасителя в Москве 21 февраля сего года с панк-молебном «Богородице Дево! Путина прогони!». Через шесть месяцев три девушки, отправляясь по предписанию суда на два года в колонию общего режима, являлись самой популярной панк-группой мира. Но на страницы мировых таблоидов девушек вознес резкий тревожный и убедительный образ воительниц в шапках-балаклавах и ярких небрежных одеждах. Здесь можно было бы позлословить, если бы образ этот ни придумали и воплотили они сами. Этот молебен расколол российское общество и сдвинул мировую политическую парадигму одними лишь фотографиями, еще раз доказав, насколько силен может быть стилистический посыл внешнего облика.

Поэтому, абсолютно понимая возможности моды к формированию политических течений в обществе, все когда-либо существовавшие тоталитарные государственные строи навязывали населению единую униформу, максимально лишающую людей самоидентификации и усиливающую возможности контроля. На памяти ныне еще живущего поколения – это «маодзедуновки» в Китае, а сегодня – это нищенский вид жителей Северной Кореи. Кстати, нищета африканского континента выглядит значительно веселее, но сути это не меняет.

Самые страшные взаимосвязи моды и политики в странах с экстремистскими мусульманскими религиозными режимами. Если мужчинам там предписано носить одежду, соответствующую жарким климатическим условиям – чалмы, тюбетейки, широкие балахоны из тонких хлопковых тканей светлых тонов и пр. и это не выглядит противоречиво, то женские облачения не вызывают логичной картины уже тем, что сделаны из тяжелых тканей черного цвета. Совершенно очевидно, упрятывание женщин в хиджаб из несколько слоев чего-то, скроенного по лекалам мешков для сахара, имеет своей целью моральное принижение женщины как члена общества. Никаких религиозных обоснований такого отношения к женщине со стороны мужчины не может быть в принципе.

Несколько лет назад в мир моды была запущена циничная попытка одухотворения паранджи и оберточного материала для женщин Востока. На фоне желтых пустынных песков и в антураже аскетичных афганских пейзажей красивейшие женщины восточного типа рекламировали струящийся вокруг точеных фигурок шелк. Их лица были скрыты паранджой, хотя взгляд в разрезе для глаз не выдержал бы спокойно ни один мужчина восточных кровей. Этой фикцией восхитилась просвещенная Европа и демократическая Америка, а Восток был реально напуган. Никаких изменений в либерализации женской одежды в этих регионах не произошло исключительно по политической воле мужского населения, настающего на своем мнимом превосходстве.

Судя по всему, раскрепощение женщин этого региона начнется именно с модернизации традиционной паранджи, а именно с прорези для рта, через которое можно будет публично высказать свое давно уже созревшее мнение.

Светлана Вайс

5 Comments

Leave a Reply

Your email address will not be published.

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

DEPESHA Russian Lifestyle Magazine © 2016. All Rights Reserved.

FOLLOW US ON