Alexander McQueen Womenswear Fall/Winter 2011-12

Последние коллекции Ли Александра Маккуина запомнились тремя отличительными чертами – четким, графичным кроем, романтизмом и драматическим накалом. Его преемница Сара Бертон работала с Маккуином более десяти лет, и, возможно, знаменитый отточенный крой – отчасти ее заслуга. И если в своей первой коллекции она сделала ставку на романтизм, то для сезона осень/зима 2011 Бертон выбрала ослепительный блеск драмы.

Место проведения было выбрано неслучайно: замок Консьержери, место заключения Марии-Антуанетты, уже было площадкой показа McQueen – его второго шоу в Париже в 2002 году. Это же место изначально должно было стать площадкой для презентации его последней коллекции чуть больше года тому назад. Но это история, а мерцающие неоновые огни, потрескивавшие как арт-инсталляция прежде чем ослепить публику бледным бело-голубым светом, выглядели более чем современно. Впрочем, не совсем: весьма прозрачным был намек на эксперименты Маккуина сделать из дефиле театральное шоу в конце 90-х. Но именно на такие рискованные шаги Бертон сделала ставку, и не ошиблась.

http://www.vimeo.com/20846302

Драматизм показа, однако, был сконцентрирован в одежде, а не в световом оформлении и сценографии (несколько мигающих флюоресцентных лампочек не в счет). Последние лишь подчеркивали легкость коллекции, похожей на дыхание Снежной Королевы и сотканной из слоев плиссированных, объемных шифона и тюля, мягкости необработанных краев, чуть заостренного силуэта. Лифы подчеркивали контуры тела от шеи до линии бедра, иногда словно затянутые жгутами, иногда будто созданные из кусочков Севрского фарфора (Марии-Антуанетте это бы понравилось), юбки ниспадали слоями драпировок, а метры органзы складывались в замысловатую форму пчелиных сот.

Платья в пол были также исполнены классического маккуиновского драматизма. Однако после того, как Бертон расширила их на уровне колена, плавные формы кринолина получили новое звучание. Получили его и почти все другие дневные предметы гардероба: четкие швы были подчеркнуты молниями, добавившими графичности замысловатому крою, который наверняка будет нарасхват. Козлинная шерсть и подернутый серебром лисий мех, словно морская пена выступающий на поверхности аккуратных твидовых костюмов в районе плеч, талии и по краю юбок, – тоже можно назвать типичным провокационным приемом в стиле McQueen. В конце концов, это зимняя коллекция, и то, что она напомнила коллекцию «стеклянного снежного глобуса», представленную Маккуином для зимы 1999 года, вполне допустимо. Тогда модели появились на подиуме в похоже отороченных мехом костюмах и танцевали на льду. Но не позволим ностальгии унести нас в прошлое, ведь Бертон, можно быть уверенными, устояла перед таким соблазном. Она использовала мех, чтобы создать эффект маскировки: он превратил моделей в хищных животных, и одежде почти удалось их приручить. Похоже, именно из этого концепта выросли все многочисленные путы: шоры и ремни на платьях, шнуровка на высоких сапогах пытались удержать животную натуру внутри элегантной одежды.

Эти «сковывающие» детали придали коллекции мрачноватый налет безумия, который понравился бы Маккуину (если задуматься, не он ли сам стянул ремнем тонкие гофрированные платья в этом же месте 9 лет назад?). Однако, в то же время, мех смягчил фирменный жесткий силуэт, а невесомая органза сделала драматичные бальные платья воздушными, делая общее впечатление от коллекции созвучным свету неоновых лампочек: темнота, внезапно пробивающаяся сквозь свет.

2 Comments

Leave a Reply

Your email address will not be published.

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

DEPESHA Russian Lifestyle Magazine © 2016. All Rights Reserved.

FOLLOW US ON