Непристойные Игры Риккардо Тиши

Трудно сказать, в какой именно момент извращенность на подиуме утратила способность вызывать шок. Можно лишь утверждать – это произошло где-то в промежутке между Ив-Сен Лораном и Тьерри Мюглером. Примечательно, что оба демонстрировали коллекции в Париже, как и Риккардо Тиши для дома Givenchy –  его можно считать продолжателем вызывающего наследия провокационных сексуальных причуд в одежде.

 

 

Впрочем, в сезоне осень/зима 2012 Тиши был паинькой. В своем роде. Первые модели появились на подиуме, «экипированные» с головы до пят в строгие одеяния – с мягкими складками турнюров на высокой очерченной талии, аккуратными плечами, высокими воротничками, лишь с небольшой полоской обнаженной плоти выше колен. Однако вскоре та же одежда пошла из кожи, затем появился конский волос в шнуровках. Тиши исследовал стиль цирковых наездниц семидесятых и образы Гая Бурдена; он говорил о Бурдене, однако обмундирование Тиши –  сорочки из скользкого шелка и жесткой кожи, серьги, висящие вдоль щек словно шоры, объединившие в себе элементы лошадиной сбруи и костюмов для сексуальных игр, скорее вызывали в памяти фотографии моделей с седлами и шорами работы Хельмута Ньютона в парижском Vogue. Впрочем, Тиши не стал использовать кнут и мундштук. Почти.

Таким образом, коллекция посвящена одежде, которую следует снять. Или нижнему белью, которое следует снять. Или нижнему белью в качестве верхней одежды, костюмам для верховой езды в качестве нижнего белья. На деле, все было не так уж запутанно – по сути, все это было слишком-легко-узнаваемым клише. В коллекции был секс и костюмы. И сапоги, огромное их количество. Однако «скрещивание» нижнего белья с одеждой успешно лишь в том случае, если они дополняют друг друга, а не конкурируют. Принимая во внимание, что особой конкуренции не наблюдалось, бесспорно, выиграла одежда, благо, Тиши ограничил «бельевую» тему парой сорочек и скользкими формами с гофрировками примитивных цветов. Кружево, заклепки и кристаллы не помогли: все равно смотрелось…как нижнее белье. Чтобы выйти в таком в приличное общество, нужно непременно надеть что-нибудь поверх.

Неприличие было своего рода достоинством, учитывая, что в своем видении Тиши отталкивался от образов Бурдена. Цветовая палитра была по-бурденовски яркой, даже дерзкой – оранжевый на зеленовато-голубом, фиолетовый на хаки и, словно языки пламени, ярко-красный на иссиня-черном. Тем не менее, извращенность была провинциальной, можно сказать, заурядной. От нее не бросало в легкую дрожь, словно в предвкушении опасности, как при виде причудливых эстетических шалостей Бурдена – сие модное порно было определенно «мягким».

 

 

Неестественная комбинация на подиуме Тиши была неносибельна и неизобретательна, или, по меньшей мере, неприемлема. Одежда была, несомненно, сильной стороной этой коллекции, впрочем, недостаточно сильной. Легче представить ее на прилавках универмагов, чем в передовицах журналов — казалось, что она просочилась в магазины еще раньше, чем дошла до подиума. Это и хорошо, ведь в конце концов, реализм – как раз то, чего этой “вечерней одежде” в виде нижнего белья не хватает. Однако, несмотря на бьющую через край сексуальность, которой гипотетически обладала эта коллекция, она не рождала никаких чувств. Раздражало в ней то, что она воспринималась как шаг назад, к извращенным, непристойным играм, которые Тиши, как казалось, уже перерос. Большая часть нарядов была нормальной, многие из них – хорошими, просто-напросто от этого таланта ожидали большего.

No Comments Yet

Leave a Reply

Your email address will not be published.

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

DEPESHA Russian Lifestyle Magazine © 2016. All Rights Reserved.

FOLLOW US ON