Louis Vuitton Spring/Summer 2012

Современная мода превратилась в сплошную круговерть: дизайнеры переходят из дома в дом, сезоны проносятся мимо, сливаясь в одну размытую абстракцию, показы и недели моды множатся год от года. Гигантская карусель, которую Марк Джейкобс воздвиг посреди подиума на показе коллекции Louis Vuitton весна/лето 2012 – символ нашей эпохи? А может, скрытый намек на слухи о том, что он планирует пересесть на другую лошадку ярмарочного аттракциона моды?

Джейкобс любит делать громкие заявления с помощью декораций, поэтому последнее вполне возможно. Не исключено, что он заявлял о мощи Louis Vuitton – затраченных на возведение сцены средствах и креативной мощи Джейкобса и его команды. Усматривалась в этом и непоколебимая уверенность Джейкобса – ничто не в силах отвлечь зрителей от самой коллекции.

В сезоне весна/лето 2012 Марк Джейкобс исследовал тему женственности. Цвета были приглушенные – миндальные оттенки карамельно-розового, фиолетово-голубого, бледно-желтого и фисташкового, все это присыпано, словно сахарной пудрой, страусиным пухом. Силуэты отдалено напоминали шестидесятые, трапециевидные юбки формировали вокруг ног симпатичные колокольчики и «пузырились» в районе талии гипюром, органзой, отделанной тесьмой, и английскими кружевами а-ля радуга «Моей маленькой пони». Когда в этой же леденцово-сладкой палитре на подиуме появились куртки Perfecto из кожи крокодила, выполненные в бледно-синем и цвете слоновой кости, стало понятно – спасения ждать не стоит. Фактически, Джейкобс подсластил коллекцию до такой степени, что стало немного подташнивать. В чем и состоял замысел. Музыкальное сопровождение, которое началось с нарастающего тревожного саундтрека к фильму «Суспирия» группы Goblins и пошло дальше в том же мрачном направлении, размыло слащавое впечатление от всех этих милых вещей. А при более пристальном взгляде на ткани и материалы – трусики из комбинации нейлона с кашемиром, реликтовые вкрапления оставшейся от прошлого сезона резины и выбеленную крокодиловую кожу, – становилось ясно: с некоторыми из этих милых вещей и вовсе не все в порядке. Проводя аналогию с королевами красоты, это было скорее в духе Джон Бенет Рэмси, а не Дорис Дэй. А если задуматься поглубже, в них было что-то интригующе «не так».

 

Впрочем, внешне все было изящно и утонченно. А как раз внешнее и продает мода. В коллекции было предостаточно того, что будет радовать поклонников бренда — пастельно-пасторальные платья, украшенные столь же приторными аксессуарами, туфли с открытой пяткой из лакированной кожи с «конфетными» полосками белого, лимонного и голубого цветов, серебряные диадемы, из которых не выбивался ни один локон, и, естественно, сумки. Огромное множество сумок, во всевозможных пастельных пермутациях, сшитые из всевозможных видов кожи и всевозможных стилей; все без исключения дорогие и красивые.

 

 

В этих вездесущих сумках легко углядеть маркетинговый ход Vuitton, цель которого – через многократные повторения выработать в нас условный рефлекс, вбить нам в голову, что является самым прибыльным продуктом дома. Опять же, по своей сути маркетинг ход – то же самое, что и любое модное шоу, — театр торговли. Однако этот показ воспринимался как чистосердечное заявление Джейкобса. Весьма возможно,было  оно и заявлением о намерениях, если верны слухи о том, что Джейкобса возьмут на столь желанную должность в Christian Dior. В буклетах к показу Джейкобс подчеркнул, что у истоков коллекции – любовь к мастерству, кропотливый крой и даже «высокое шитье». Переведите последнее на французский – что выходит? Впрочем, вне зависимости от языка, получается основа для отличной коллекции. И, в данном случае – для Louis Vuitton.

No Comments Yet

Leave a Reply

Your email address will not be published.

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

DEPESHA Russian Lifestyle Magazine © 2016. All Rights Reserved.

FOLLOW US ON