Thom Browne: кукольный театр военных действий

Многие считают Тома Брауна Александром Маккуином 2010-х. Неверно. Это такая типичная конвенциональная мудрость.

Да, кое-что общее у этих двух взглядов на мир и красоту есть: здесь мы можем перечислить игру с объемами, видоизменение пропорций, эксцентричность, феноменальное равнодушие к коэффициенту полезного действия и неординарность мышления в целом. Но есть один очень важный момент, который не стоит сбрасывать со счетов, и это – вектор движения мысли: фантазия Маккуина стремилась к фантастическим мирам, к несуществующим антропоморфным образам, сливающимся с природой, птицами, насекомыми и рыбами. Том Браун – история человеческая, слишком человеческая, полная метафор и иносказательных образов, встреча с собственной тенью, маскирующейся под свет. Сказка с открытым концом, в которой встречаются семейка Аддамс, невеста Франкенштейна, Красная Королева и еще легион невероятно, нечеловечески, омерзительно обаятельных героев.

 

 

Эпоха абсурдных дизайнерских решений, кажется, в прошлом. Поэтому Браун сейчас выглядит экзотично, чудаковато и… по-прежнему абсурдно. Но его абсурд не равно инструмент пиара, Браун – этакий Кафка фэшн-мира. В случае с Брауном это, скорее, какая-то глубинная сублимация, нежели способ привлечения внимания, это для него очень естественно и натурально. Абсурд и невротичность – безусловно, главная, основополагающая характеристика его дизайна, фундамент и эстетическое кредо.

 

 

В этой коллекции, как и в жизни, множество типажей. Первый на линии огня – авангард шахматной армии Белой Королевы. Изломанные линии и общий макабрический флер брауновского дизайна весной и летом 2014 дополняется взятым еще в мужской коллекции ss 2014 курсом на милитаризм – разумеется, в том виде, как его понимает сам Браун. Баски, один из самых женственных элементов одежды, не могут скрыть прямолинейность и агрессию военного френча. Здесь же – галифе, и, кажется, этот странный крой, спорящий с пропорциями человеческого тела, Брауна закономерно покорил.

 

 

Как антипод – целлулоидные домохозяйки, глупые статисты в ходе истории: рукава-фонарики и корсеты из пластика, словно прозрачная хитиновая броня, застывший в движении жемчуг в несколько рядов и скромные юбки родом из 40-х. Ну и какая сказка без Королевы? Выбеленные лица в обрамлении высоких стоячих воротников, фижмы – историзмы символов власти, которые может позволить себе только Том Браун, играя в свой мертвенький кукольный театр. Для этого  у него всегда хватает умения и тонкого психологизма, парадоксального взгляда на мир и залихватского «да к черту ваши бесхарактерные платья, мои – носит Мишель Обама». И пока его выбирают первые леди, он может позволить себе все эти игры, даже если они касаются таких скользких и некорректных тем, как история и истерия, смертоносные страсти и война. Тем более что война сейчас и всегда – главный ньюсмейкер, так что вполне очевидно, чью униформу метафорически продемонстрировал Браун.

В конце концов, как говорил Лемми Килмистер, самая лучшая форма всегда у плохих парней. Или девчонок, добавил бы Том Браун. А самая плохая девчонка – та, что приходит, когда ее никто не ждет.

 

4 Comments

Leave a Reply

Your email address will not be published.

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

DEPESHA Russian Lifestyle Magazine © 2016. All Rights Reserved.

FOLLOW US ON